Fantastic Factory

Предисловие

Принято считать, что нет незаменимых людей. Поколения приходят на смену поколениям, а эстафета знаний и убеждений, мастерства и любознательности не прерывается ни на миг. Сын сменяет отца, ученик – учителя. Это так...

Но всякий раз, когда речь заходит о конкретном человеке, о личности, преданно служившей тому или иному созидательному, творческому делу, слова – "незаменимых нет" – звучат кощунственно. Это относится и к Сергею Александровичу Морозову, автору этой книги.

Почти полвека своей жизни С. А. Морозов отдал постижению фотографической музы. Еще в 1939 году вышла его брошюра "Фотоиллюстрация в газете", и с тех пор целый ряд книг, множество статей и устных выступлений он посвятил все еще мало изученной, вызывающей живые споры и дискуссии теме фотографического мастерства, фотографического творчества. Этот ряд книг замыкает "Творческая фотография" – последняя книга С. А. Морозова, которую вы держите в руках.

Сергей Александрович не смог увидеть "Творческую фотографию" вышедшей в свет. Но, приступая несколько лет назад к ее созданию, он намеревался как бы подвести итог своим многолетним наблюдениям над развитием советской и мировой фотографии, размышлениям о путях развития самого боевого жанра – фотожурналистики, изучению истории фотографического искусства, природы фотографии, как таковой, определению ее места среди искусств. С. А. Морозов был высокообразованным, эрудированным человеком, и многие области и сферы искусства интересовали его. Важное место в его увлечениях и занятиях было отдано музыке – серьезной музыке, классической и современной. Известно, как трудно писать о музыкальном творчестве, о музыкальном произведении. С. А. Морозов умел делать это, счастливо избегая две почти неизбежные крайности – не погружаясь в академические глубины и в то же время не вульгаризируя приблизительностью сложную природу музыки. Его книги о жизни и творчестве Иоганна Себастьяна Баха и Сергея Прокофьева достойны памяти великих композиторов.

И все же главным делом жизни Сергея Александровича была фотография. Редко кто мог так значительно, глубоко и с такой степенью проникновения в смысл обсуждаемого судить об отдельном конкретном снимке, о творческих особенностях того или иного мастера, о тенденциях развития фотографического искусства. Вот почему эта книга, я думаю, будет авторитетным спутником и советчиком каждого фотожурналиста и фотохудожника, каждого, кого интересует фотография.

Я горячо рекомендую эту книгу читателю еще и потому, что много лет лично знал автора, знакомство с ним было для меня очень радостным. В Сергее Александровиче всегда жила подлинная, ненаигранная заинтересованность в деле, которому он себя посвятил, принципиальность в отстаивании основ нашего коммунистического понимания искусства, святая любовь к красоте и таланту, которая заставляет броситься в бой, не раздумывая, если красота искажается, а талант обесценивает, губит себя, соблазненный ложными ценностями. Это качества, которыми отмечены люди с натурой поэтической, люди добрые и мужественные. Трудно представить себе, что наши фотографические выставки будут открываться без придирчивого и доброжелательного участия С. А. Морозова, что на фотожурналистских обсуждениях уже не будет его страстных, строгих и справедливых выступлений, что в заседаниях редколлегии журнала "Советское фото" он уже не примет участия, и мы не услышим его порою неожиданных, но всегда глубоко продуманных суждений. Но бесспорно и другое: во всех этих событиях и повседневных делах советской фотожурналистики и фотоискусства будет жить частица его сердца и его мысли. Это так, потому что С. А. Морозов любил, хорошо понимал и высоко ценил фотографию, "несущую в себе достоверность реальности", умеющую "извлекать поэзию из прозы", способную "схватить момент, в котором раскрываются суть события, взаимоотношения людей, характер человека".

Григорий Оганов