Заключение

Со смертью Дагера долго еще не прекращались споры о том, кому же принадлежит преимущественная заслуга изобретения фотографии: Ньепсу или Дагеру, а может быть и Тальботу.

По мнению большинства, Нисефору Ньепсу несомненно принадлежит заслуга получения первых изображений, сделанных при помощи темной камеры, и первая фиксация соответствующей смесью асфальтовых изображений. Он является бесспорным изобретателем гелиографии, которая могла быть использована для фотомеханического размножения изображений при помощи печатного станка.

Как в методе Дагера, так и в методе Ньепса, основу составляли серебряные пластинки. Оба применяли иод, но, как было показано выше, совершенно разными способами.

Выдающаяся заслуга — применение впервые иодистого серебра в качестве светочувствительного материала, открытие способа проявления едва видимого изображения при помощи ртутных паров и фиксации серебряных изображений — полностью и безраздельно принадлежит Дагеру. Именно поэтому человечество хранит его имя с особенной признательностью. Но с неменыним уважением человечество вспоминает и Нисефора Ньепса, и Фокса Тальбота.

Оглядываясь назад, нельзя не отметить имен и тех крупных ученых, которые стояли у колыбели фотографии. Оптик Шарль Шевалье, химик Жан Батист Дюма, физик и астроном Доминик Франсуа Араго, химик и физик Луи Жозеф Гей-Люссак, физик и химик Гемфри Деви — вот люди, оказавшие ту или иную помощь в осуществлении и популяризации величайшего открытия. Среди этих имен особо должен быть помянут Франсуа Араго.

Обращаясь взором еще дальше — к истокам дагерровского изобретения, мы убеждаемся в том, что это открытие было подготовлено и обусловлено значительнейшими открытиями и усовершенствованиями в области физики и химии, предшествующими социально-экономическими факторами, важнейшим из которых была Великая Французская революция. Достигнутое Дагером в 1839 г. явилось вместе с тем только одним из наиболее ярких этапов в развитии фотографии, — этапом, который подвел итоговую черту под длительным периодом исканий и одновременно явился переходным к дальнейшим усовершенствованиям, к достижению перспектив, которые рисовались Араго к Гей-Люссаку, к осуществлению возможностей, о которых они и мечтать не могли.

А впереди, у современной фотографии — снова неисчислимые задачи, гигантские перспективы, исключительные возможности, открывающиеся на базе новых и новых достижений физики и химии, на основе новых и новых усовершенствований в области собственно фотографии.

Памятник Дагеру в Вашингтоне