Fantastic Factory

Предисловие редактора перевода

Самая первая в мире фотография была сделана Жозефом Нисефором Ньепсом в 1826 г. и представляла собой вид на городские крыши, снятый из окна его мастерской. Если воспользоваться современной терминологией, это был городской пейзаж. С тех пор пейзаж остается одним из любимых и распространенных жанров фотографии. Начинающего он привлекает кажущейся простотой, наглядной, присущей окружающей природе красотой. А возможность сделать снимок не торопясь, спокойно оценив и точку съемки, и композицию, воспользоваться при необходимости штативом, сменной оптикой, фильтрами делает этот жанр прекрасной школой, где на естественных учебных этюдах фотограф может оценить и свои успехи, и свои ошибки.

В то же время жанр пейзажа является на редкость трудоемким: чтобы создать истинное произведение искусства, от фотографа требуется творческая дерзость, высокое мастерство и глубокая культура. Дерзость — ибо пейзаж — это неотъемлемая часть необъятной и могучей стихии, каковой является природа. Мастерство — ибо любой неточный технический штрих, который остался бы незаметным в репортаже, производственной съемке, жанровой сценке, может лишить снимок души, исказить настроение, переданное при съемке сюжета, поразившего ваше воображение. Культура — ибо, рассказывая о природе, автор невольно должен сказать и о себе, о своем понимании ее, попытаться выразить свое творческое кредо во внешних формах этого бесконечного по разнообразию сюжета. Ведь только в единстве природы и художника, взволнованного ею, может родиться произведение пейзажного искусства, способное найти путь к сердцу зрителя, передать ему идеи, мысли, мироощущение автора.

Пейзаж — это портрет природы. И как всякий портрет, он имеет не только художественную ценность, но и позволяет решать множество прикладных задач. Документальный пейзаж нужен географам, геологам, службе охраны природы. Все меньше и меньше на Земле не тронутых деятельностью человека уголков, и их тщательная регистрация позволяет создать своеобразную «Красную книгу» исчезающих ландшафтов. Пейзаж «на память» — массовая продукция туристов и путешественников, создающих архив увиденного, которое приятно вспомнить самому и поделиться с друзьями. Пейзаж может стать и обличением, обвинительным документом варварского отношения к природе, памятникам архитектуры, историческому наследию предков. И в любом прикладном качестве он может возвыситься до вершин истинной художественности, прославившей имена многих великих фотографов прошлого и настоящего.

Технические возможности современной аппаратуры привнесли в этот традиционный жанр новое качество. Если городской пейзаж сразу прижился в фотографии, снимки с изображениями живых уголков природы долго не удавались — ведь надо было передать трепет на ветру листвы и травинок, дробность форм лесной чащи, высокие контрасты и переменчивое освещение, зыбкость светотени, неуловимой как рябь на поверхности воды. Современная техника позволила даже люби- телю перейти от обобщенных и искусственно «замороженных» форм пейзажа к его воплощению во всех проявлениях динамики подлинной жизни. Необыкновенно расширилась и изобразительная палитра фотографа. Иногда, даже помимо желания автора, точность воссоздания природных форм становится настолько достоверной, что незамысловатый любительский пейзаж приобретает силу протокола отношений человека и природы, воздействующего всей мощью документальной правды на воображение зрителя.

Хотя о пейзажной съемке написано немало, достаточно полные практические руководства встречаются нечасто. Одним из достоинств настоящей книги является полнота и разносторонность подхода к этому жанру съемки. Остановившись на понятии пейзажной фотографии, различных исторически сложившихся ее особенностях, автор переходит к описанию фотоаппаратуры и светочувствительных материалов, которые позволяют наилучшим образом справиться с этим видом съемки. Подобные советы не абсолютизируются и не носят рекламного характера. Однако при современном широком выборе доступных покупателю моделей аппаратов и еще более широком наборе дополнительных приспособлений и сменной оптики к ним (и то и другое составляют сотни типов) рекомендации опытного практика весьма полезны. Не забыты даже такие «мелочи», как удобная для дальних походов одежда и обувь, от которых, как выясняется, в значительной мере зависит способность фотографа преодолеть физические тяготы занятий любимым жанром.

Техника самого процесса фотографирования изложена в двух главах — вначале на элементарном общеобразовательном уровне, доступном даже начинающему фотолюбителю, а затем на уровне специальных приемов, обеспечивающих либо неожиданные эффекты, либо успешную съемку в необычных условиях. Неразрывно с этими главами связана глава об оптимальном или хотя бы грамотном композиционном решении сюжета, в которой кратко, но тем не менее выпукло и на реальных примерах демонстрируются основные композиционные правила, которые, как совершенно правильно замечает автор, существуют лишь для того, чтобы более опытный фотограф мог их сознательно нарушать. Конкретизация практических советов продолжается в разделах, посвященных отдельным типам пейзажной съемки, включая столь «экзотические», как небо, радуга и водопады, а также нестандартным условиям доминирующего освещения, например в пасмурные дни, в дождь и снег, ночью, при лунном свете.

Автор касается пейзажей всех типов. Они разнообразны и часто специфичны. По каждому из них существуют и постоянно совершенствуются своего рода общие правила грамотной съемки. Но все они не более как уроки рисования в художественной школе. Ими необходимо владеть, но ими нельзя ограничиться. Постоянный поиск своих собственных решений, углубленный анализ выдающихся работ, кристаллизация чужого опыта необходимы для мастерского овладения этим жанром, столь простым и столь сложным одновременно. Не старайтесь повторить удачные снимки, старайтесь выявить квинтэссенцию тех приемов, которые заставили «заговорить» каждый снимок. Необъятны проявления природы, но столь же неисчерпаемы и приемы ее выражения в фотографии.

Перевод выполнен В. Т. Чукаевой и канд. техн. наук Н. А. Аватковой.

А. В. Шеклеин